Еще одно безумие всей планеты?

17.03.1998 03:01



Рафинированный отец Терминатора и режиссер самого, самого, самого... фильма Титаник Джеймс Камерон может спросить примерно так: "Неужели вы думаете, что кого-то может интересовать ваше мнение о фильме, который обошелся в 200 миллионов и уже успел заработать миллиард?" Моменты сомнений (провалится или нет?) и дурная слава, которая тянется за гигантскими неудачниками (от давней Клеопатры до Водяного мира Костнера), у него давно позади, как и благородный жест - отказаться от своего гонорара из-за грандиозного перерасхода бюджета фильма.

Титаник Камерона и не собирается тонуть. В единодушии, с которым и стар и млад (исследования американцев свидетельствуют, что 63% зрителей титаника моложе 25 лет, 60% составляют женщины и 20% смотрят фильм по крайней мере два раза) поддаются титаникомании, можно усмотреть аналогию с планетарными сериями о гибели принцессы Дианы, которые даже вполне разумных людей заставили азартно изучать драму английского королевского дома. С Титаником происходит нечто подобное. Интересно, что многие рецензии зарубежной прессы, среди которых трудно найти не восторженные, написаны с позиции "я". Мол, пошел с усмешкой, не веря. Поверил, поплакал и пошел еще раз... Как бы то ни было, но эмоциональное единодушие, которое вызывает этот блокбастер (то есть монументальный, исторический фильм), построенный на основе реальной трагедии и не дающий слишком много размышлять об отношениях кино, смерти и этики, пародоксально и достойно размышлений.

Что создает безумную популярность фильма?

Может быть, это непревзойденный шедевр? Может быть, здесь роковую роль играет реклама, которая все больше начинает напоминить бухгалтерские бумаги - любой, пишущий о Титанике в прессе или Интернете, так и сыплет цифрами. Перечислено все, что можно перечислить, а заработанные деньги по-прежнему подсчитывают... И не только денежки фильма, но и деньги оригинальной музыки и книги. Сравнили все, что можно сравнить: как все происходило в ту роковую апрельскую ночь и как это показано в фильме Камерона, сколько весил, как долго погружался в воду, что играли, что ели и т.д. (единственной обнаруженной неточностью признаны слишком легкие наряды Розы, в которые в холодную апрельскую ночь она не могла быть одета, если бы она действительно находилась на Титанике, а не была только главной романтической героиней фильма Камерона).

Постараюсь обойтись без цифр, чтобы не подыгрывать Камерону в предложенной им совершенной игре - создать иллюзию документальности, чтобы использовать ее в качестве фона - для чего? Для рассказа о Ромео - ловком рисовальщике и пассажире третьего класса Джеке, и Джульетте - пассажирке первого класса Розе, которая вместе с матерью и женихом-миллионером отправляется в свою "золотую клетку"? Для рассказа о роковой любви, сметающей все препятствия? Благодаря снятым самим Камероном кадрам гибели Титаника в начале фильма, любовный рассказ Розы и Джека претендует на абсолютную документальность. Через много лет седая Роза рассказывает об этом ученым на российском корабле Академик Келдыш, с которого на Титаник отправляются глубоководные подлодки (и сам Камерон пят лет назад). Еще в самом начале фильма, когда энергичную старушку Розу (87-летняя Глория Стюарт) еще не оторвали от изготовления горшочков и не привезли на корабль, во внушительных документальных путешествиях камеры по ушедшему в небытие судну мечты мелькает кадр с лицом сломанной куклы (нечто подобное любили местные фотомастера в 70-е годы). Такая мелочь в фильме продолжительностью три с лишним часа, но по-моему этот кадр в точности декларирует правила игры: Джеймс Камерон в Титанике не станет увлекаться изысканностью или нюансами, особенно в первой части фильма, посвященной истории любви. Его сравнения будут столь же однозначны и затасканы, как сломанная кукла на затонувшем Титанике, а отношения главных героев будут строиться с характерным для бульварного чтива сентиментальным пафосом и предсказуемостью. Вряд ли тут виноват вкус Камерона, скорее это тонкий и совершенный расчет и точное понимание аудитории, на которую нацелен фильм. То есть - подростков. Это та публика, которой хватает набросков чувств богатой Розы и бедного Джека, деталями они обрастут благодаря богатой фантазии и сопереживаниям. Сначала - Джеку Леонардо ди Каприо, потом Розе Кейт Уинслет, потом и всем остальным на Титанике. О расчете режиссера свидетельствует хотя бы выбор женственного Леонардо ди Каприо (особенно после Ромео и Джульетты Беза Лурмена), который заставляет падать в обморок миллионы девушек на планете Земля. Это тоже имеет свое психологическое объяснение - американский историк Джон Брумберг считает, что в ранней юности девушки ищут свой идеал мужчины в женственных мужчинах, которые каким-то образом напоминают их самих. Так это было еще во времена лорда Байрона, так это продолжается и во времена ди Каприо. Если отойти от логики жизни, кажется, что Роза - англичанка Кейт Уинслет - все же теряет голову из-за Джека ди Каприо по железной воле режиссера, а не из-за рокового влечения. И Уинслет, и ди Каприо - хорошие актеры, блестящие солисты, но даже им трудно до конца убедить в роковой любви своих героев. Побеждает сочиненная самим Камероном сюжетная конструкция, заставляющая Розу бежать с напыщенного обеда высшего общества и радоваться, танцуя ирландские танцы среди пассажиров третьего класса. В изображении социальных контрастов Камерон тоже не увлекается нюансами и действует в точности как в какой-нибудь классике советского кино. Напыщенные, лицемерные богачи, веселые добродушные бедняки...

Сделать вывод, что Камерон хотел ограничиться исключительно подростковой аудиторией, значит оскорбить создателя непревзойденного Терминатора. Он - профессионал высочайшего класса, который хорошо знает, как забросить крючок публике, чтобы каждый искал и нашел в фильме свое: подростки - роковую любовь и ди Каприо, уставшие от конца века взрослые - доказательство непрочности творения рук человеческих и обреченности самих творцов, любители фильмов о катастрофах - action, наполненный духанием трагедии, феминистки... Да, почему бы не объявить Розу первой феминисткой, как это с восторгом сделала рецензентка газеты Newsweek? Девушка, уступая давлению матери (эпизод: мать затягивает Розу в корсет, приказывая выбросить из головы Джека), должна выйти замуж за нелюбимого мужа, но находит себя и сбрасывает "корсет" навязанного ей брака. Сначала она сбрасывает туфли, танцуя с Джеком на вечеринке пассажиров третьего класса, затем и одежду, чтобы позировать обнаженной с бриллиантом на шее, который подарил ей жених. Интрига с драгоценным камнем, который в финале фильма седая Роза (ноготочки с педикюром, развевающиеся по ветру седые пряди) бросает в пучину океана, - столь же сомнительный продукт вкуса, как уже упоминавшееся личико куклы в начале фильма. Но говорят, о вкусах не спорят.

Титаник разрушает стандарты Голливуда.

Успех Титаника, который разрушил общепринятые стандарты Голливуда (плохой и заранее известный конец - ведь корабль тонет!), пытаются объяснять его колоссальным масштабом, называя фильм первым и единственным эпосом 90-х годов и без особых стеснений сравнивая с Унесенными ветром 30-х годов и Доктором Живаго середины 60-х.

Интимное становится эмоциональным ключом к историческому - благодаря этому подходу Титаник Камерона может претендовать на статус полузабытого в кино эпоса. Другой вопрос - как сбалансировано это интимное и историческое, история любви и катастрофа? Отрицать впечатляющую вторую часть фильма, о гибели Титаника, нельзя. Трагические картины: пожилая супружеская пара, обнявшись, ждет смерти в постели, мать поет колыбельную двум детям, которые не знают, что уснут навеки, призрачная, покрытая замерзшими телами водная гладь после того, как Титаник затонул, среди которых спустя много часов ищут оставшихся в живых... Даже из-за этих леденящих душу эпизодов затянувшееся выяснение отношений любовного треугольника (Роза- Джек- жених) со стрельбой кажется оскорбительным. Быть может, кто-то сочтет лицемерной апелляцию к морали, ведь смерть в кино 90-х присутствует повсеместно. Тем не менее ни доходы Титаника, ни восторженные отзывы, ни те, кто смотрел фильм два и более раз, не смогут убедить меня, что украшенная банальностями история любви подростков - шедевр, а фильм Титаник - непревзойденный эпос. Но его успех явно свидетельствует о двух вещах: расчет Камерона гениален и прост - с помощью слащавой love story увлечь реконструкцией трагедии Титаника молодежь и других романтиков. Остальной успех обеспечило ему само время, когда после надоевших голливудских битв с космическими пришельцами и растиражированного эпигонами ироничного цинизма Тарантино, оказывается, хочется утонуть в другой крайности - исторической трагедии и наивной романтичной любви. Утонуть в Титанике.

Автор: Дита Риетума, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha