Не пишите того, чего нет

09.01.1998 02:23



На торжествах в честь 75-летия латвийского балета награду АО Алдарис за вклад в развитие балетного искусства и популяризацию имени Латвии в мире получила легендарная латышская прима-балерина Анна Приеде.

Анна Приеде не капризна на интервью в ранний утренний час она соглашается без лишних разговоров и так точно описывает свое место жительства, что я нашла ее дом, никого не расспрашивая. Балерина живет в одном из традиционно разбитых девятиэтажных блочных домов, на который бросает свою ревущую моторами тень мост Славу. Эта среда настолько расходится с моим представлением о том, в каких условиях должна была бы жить самая блестящая латвийская звезда балета своего времени, что я шокирована... Роскошные букеты, преподнесенные в день юбилея балета, контрастируют с мебелью, срок годности которой уже давно истек, и стенами, которые требуют ремонта. Но для Анны Приеде балет - превыше всего. Чувствую, что для Анны Приеде и ее дочери Аллы практическая жизненная хватка не характерна.

Что меня интересует? "С журналистами трудно, рассказываю им одно, а они пишут совсем другое". Хрупкая балерина радуется, что я пришла без фотографа, потому что "не люблю в жизни фотографироваться, но раз уж без фотографии нельзя обойтись, возьмите ту, где я на сцене..." Здесь она живет уже довольно давно, "перед этим у меня была квартирка на бульв.Падомью (сейчас - бульв.Бастея. - Ред.), но Министерству связи понадобился тот этаж. Больше всего в памяти осталась ул.Парка (нынешняя ул.Алфреда Калниньша. - Ред.), там я жила с 11-летнего возраста, прямо напротив дома Беньяминя. Непонятно, почему надо было менять название такой красивой улицы? Разве Калниньш там жил? Этого я не могу понять".

Из соседней комнаты выходит Кисик - восьмилетний кот Анны Приеде. Он нежно трется о ноги хозяйки и идет проверять многочисленные мисочки, разложенные на полу у окна и у пианино. Но его ничего не устраивает, и он удаляется, подняв хвост трубой и не простившись. Некоторое время обсуждаем меню Кисика и его пышные усы, я чувствую, что Кисик в жизни Анны Приеде играет очень важную, может быть, даже главную роль. Потом балерина приносит пухлую пачку с разными материалами. Говорю: вам надо писать воспоминания... Анна Приеде соглашается - эта мысль уже давно пришла в ее голову, но "чтобы действительно что-то написать, надо еще покопаться в материалах, все должно быть очень правдивым, нельзя лгать даже в мельчайшем факте. Но как-то получается, что для этой работы все время не остается времени".

Анна Приеде еще и еще раз подчеркивает, что она ни на что не жалуется, что она надеется - "может быть, еще будет что-то хорошее, но главное скажите - я благодарна господину Гаврилову за эту награду, за то, что меня не забыли. Теперь я смогу какое-то время передохнуть".

Но Анна Приеде имеет в виду не отдых на диване. Она передохнет, не волнуясь какое-то время о том, хватит ли денег на оплату квартиры. С пенсии в тридцать девять латов и из денег, которые зарабатывает дочь, в первую очередь оплачивается квартплата "на еду - сколько остается".

В большой комнате висит большое зеркало на всю стену. Перед ним "я каждый день тренируюсь. Если косточки не упражнять, они начинают болеть, и настроение тоже портится. Вот видите, песенки каждый может напевать, а балет - это особое искусство - как культурные растения: если их не прививать, то вырастет дичок. Мамочка тоже ушла из этого мира, когда не захотела больше хлопотать. В конце она даже ходить не могла. Но надо двигаться. Когда в последний раз танцавала? В 1996 году в санатории Яункемери - балетные вариации и Умирающего лебедя. Заработала даже небольшой гонорар. Танцевала и в Музее театра".

Анна Приеде раскрывает и кладет передо мной выпущенную в 1937 году в издательстве Тале книгу Латышский балет. На одном из снимков - воспитанница балетной школы Национальной оперы Анна Приеде - это первое публичное упоминание о ней. Немного позднее - в издании 1943 года Латышский балет уже пишут, что у молоденькой Анны Приеде "удивительно красивые движения рук, поющая пластика тела, красивый "тембр" движений, грация, пластичность необычной формы, высокий художественный вкус". А танцовщик балета и балетный педагог Арвид Озолиньш, которому Бог дал долгую творческую судьбу, в своих воспоминаниях об Анне Приеде очень ярко вспоминает: "Велта Вилцина и Анна Приеде в первые послевоенные годы были единственными ведущими солистками нашего балета, но на сцене они не были конкурентками. У Анны был природный талант, и она никогда в жизни не могла бы объяснить, почему все, что она делала на сцене, получалось так необычно красиво... Велта демонстрировала очень прилично разработанную технику. У Анны Приеде техника была как бы между прочим, ее переполняла духовность, которая составляла ее сущность. У Велты не было присущей Анне нежности, она была холодной и резкой, ее ум был сильнее чувств. У Анны был Богом данный талант, Велта своего добилась в результате очень большого труда. Хотя Приеде намного превосходила ее и в Москве о ней говорили намного больше, звание народной артистки СССР дали Вилцине... Я не хочу превозносить или принижать заслуги Велты... я только хочу сказать, что она не была единственной, однако, если Анна совсем не боролась за себя, то Велта знала, что надо делать, чтобы выделить себя и как это сделать". Балерина вновь и вновь напоминает мне: "Вы только не пишите ничего очень хвалебного, не надо". Что еще более хвалебного можно сказать об Анне Приеде? Все уже сказано. Нашу выдающуюся танцовщицу оценила советская власть, присудив ей и сталинскую премию, и орден Ленина, и звание Народной артистки Латвийской ССР, и множество медалей. В наши дни она удостоена ордена Трех Звезд третьей степени. Балерину не забывают.

Но Анна Приеде не хочет вспоминать свои годы, она и в Оперу ходит редко - до театра далеко ехать и "вечером возвращаться сюда по темным улицам крайне неприятно".

Автор: Текла Шайтере, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha